Moscow-Post RSS
17 Декабря 2018
18+

Данная статья отражает исключительное мнение её автора.

Уже не смешно…

Когда-то в интернете Госдуму беззаботно называли "бешеный принтер", смеялись над законодательными инициативами и "ляпами" депутатов. Но вот настали новые времена – самые несмешные "шутки" превратились в реалии. Какие "каламбуры" готовят чиновники для россиян?

Уже не смешно…

Еще несколько лет назад мы жили в другой стране – в этой стране можно было не интересоваться политикой и не знать о последних законодательных инициативах. В этой стране "они" были где-то там, и что-то делали, а простые люди работали, как могли, и в целом неплохо жили. Негласный договор между "простыми тружениками" и "небожителями" был простой – мы вас не трогаем, а вы нам жить не мешаете. И все было в целом неплохо. Что пошло не так, разбирался корреспондент The Moscow Post.

Первый звоночек прозвучал в 2012 году, благодаря Государственной думе РФ VI созыва. Наверное, через несколько десятков лет будут серьезные труды, которые подробно расследуют этот феномен, будет точно установлено, что именно побудило парламентариев включить эту "печатную машинку". Пока ученые изыскания только впереди, нам остается довольствоваться интернет источниками. Один из таких источников утверждает, что впервые термин "бешеный принтер" использовал журналист Игорь Мальцев в стать "Запретите автобусные остановки", которая была опубликована на портале "Известия".

Это термин был подхвачен обществом и с шутками и прибаутками он вошел в нашу повседневную жизнь. Вот так мы сами не заметили, как приоткрыли "ящик Пандоры", дверь в мир темных чиновничьих фантазий, дали карт-бланш на все остальные законотворческие инициативы.

Что напечатал "бешеный принтер"?

Часть законов, принятых той думой VI созыва, значительно изменила политических ландшафт страны. При этом последствия этих изменений мы целиком осознали спустя несколько лет. Одним махом были отменены прямые выборы мэров, теперь губернаторы могли по конкурсу набирать "сити менеджеров".

Но, пожалуй, самым эффективным был закон о выборных фильтрах. Именно тогда под шумок был принят закон о муниципальных и партийных фильтрах, о которые "сломали зубы" аппозиционные кандидаты на выборах в этом году. Напомним, что с принятием этого закона, чтобы кандидат был зарегистрирован, ему необходимо собрать подписи муниципальных депутатов. Большинство из которых – единоросы.

И если в Москве на выборах аппозиционные кандидаты не смогли собрать необходимое количество подписей мундепов, то в Приморье не так давно ситуация оказалась куда как интересней. Там Андрей Ищенко (кандидат от КПРФ), который в первый заход во втором туре обошел действующего главу региона, не смог зарегистрироваться на повторные выборы.

Одна из причин в том – что подписи мундепов, которые он подал – дублировались. Т.е. те же депутаты отдали свои голоса еще одному кандидату. При этом депутат, чьи подписи "задвоились" никакой ответственности не несет. Получается, что любого неугодного депутата можно так просто "подставить"?

Андрей Ищенко – не последняя "жертва" муниципального фильтра?

И ведь в том далеком 2012 году никто даже не задался вопросом, почему кто-то должен выбирать за меня? Если есть группа граждан, которая готова отдать свои голоса, потому что считают, что кандидат готов отстаивать их интересы, почему их мнение оказывает менее значимо, чем мнение муниципальных депутатов? Это притом, что граждан значительно больше…

Но мы просто посмеялись, придумали обидное "прозвище" и успокоились.

"Закон Димы Яковлева" или как его называли в интернете – "закон подлецов", официально он назывался сложно и витиевато – "О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации". При таком сложном названии суть была проста – граждане США не могли усыновлять российских сирот.

Казалось бы, где сироты и где простые граждане? Но уже тогда нарисовалась опасная тенденция – законодательная фиксация политических посылов. Тогда была отработана первая антиамериканская повестка. В далеком 2012 году как грибы после дождя полезли сюжеты про издевательства семьями в США над русскими сиротами. Никто не сомневается в том, что такие факты были, но неужели их не было до этого? Откуда такое удивительное "обострение"? А через какое-то время официальные СМИ уже рапортовали о последнем забранном из детского дома сироте и о том, с какой охотой россияне стали усыновлять детей. Чего же граждане ждали все это время?

И это, пожалуй, первый закон, который определил "раздрай" в обществе: в то время как одни возмущались "чего это они своих детей учиться за границу отправляют, а сиротам в иностранной семье отказывают", другие одобряли: "правильно, это наши сироты, и мы их ИМ не отдадим!"

"Закон Димы Яковлева" вызвал неоднозначную реакцию общества

Так назло мы перестали отдавать "им" наших сирот, потом покупать "ихние" сыр, яблоки и прочих "гусей". Да не просто перестали покупать, а начали демонстративно уничтожать катком. Нет ли в этом параллели? "Каток законодательства", который разрушил судьбы детей, у которых могла быть совсем другая жизнь, и реальный каток, который реализовывал ответные санкции? "Закон Димы Яковлева" – был первый удар "по своим, чтобы чужие боялись"?

Понятно, что не все в обществе были готовы к такому повороту событий. И памятуя о том, что мы живем в самой прекрасной, демократической стране, народ повалил в "эти свои интернеты" выражать недовольство и несогласие. И "принтер" ответил мощным залпом – скомандовал "цыц"!

"Закон о митингах", "закон лугового" или просто "закон о внесудебной блокировке сайтов", "закон о «пропаганде сепаратизма»" – во многом из него выросли "посадки за репосты и лайки" ну и вишенкой на торте – "закон об иностранных агентах". Последний в списке был принят первым. Тогда никто особо и не возмущался, общество в целом даже не поняло, а что, собственно говоря, случилось. Под этот закон попали некоммерческие организации. Цель этих организаций помогать различным группам граждан. Это не только помощь больным детям, инвалидам, но это и юридическая помощь, любая помощь не защищенным группам и слоям населения.

Одиночный пикет – нововведение в политической повестке в связи с "законом о митингах"

Как следует из названия, все эти организации не зарабатывают деньги, они существуют за счет грандов и частных пожертвований. И некоторые из них существовали за счет финансирования из заграницы. При этом НКО – это важные для общества инструмент, который действует не против государства, а наоборот, берет на себя часть функций заботы там, куда государство в силу ряда причин просто "не дотягивается". НКО – это инструмент более точечный и человечный, тогда как государство – это система (зачастую довольно громоздкая) и потому действует и реагирует значительно медленнее.

Так общество не встало на защиту своего важного института. В результате часть НКО были вынуждены прекратить свою деятельность, многие из них несли важную образовательно-культурную функцию или социальную защиту.

Блок оградительно запретительных законов закончился закрытием сайтов, "зачисткой" СМИ, разговорами об ограничении свободы в интернете. Вот смотришь на результаты и что-то совсем не смешно…

Что ждать? (вместо послесловия)

Есть такая система – называется " Окно Овертона". Она описывает, как привить обществу совершенно чуждые ему идеи, как поэтапно манипулируя можно изменить отношение общества от "никогда на свете" до "почему бы и нет". Многие законопроекты 2012 года начинались с незначительных "вбросов", высказываний депутатов над которыми мы посмеивались… А потом, как говориться "что выросло, то выросло".

И вот сегодня явно прослеживается тренд на "всплывание" странных высказываний чиновников самых различных областей. Тут вам и нашумевшее: "Вам государство вообще в принципе ничего не должно" – от руководителя департамента молодежной политики Свердловской области Ольга Глацких.

Экспертное мнение министра труда и занятости Саратовской области Натальи Соколовой о продуктовой корзине россиян: "Макарошки стоят всегда одинаково". Ну и предложение от чиновницы из правительства Камчатки, которая предложила "чпокнуть" "дротиком как животное" инвалида. Ради справедливости стоит отметить, что инвалид приехал к дверям правительства с ружьем. Но видимо не от хорошей жизни гражданин выбрал такую форму обращения к чиновникам.

Ольга Глацких оказалась "в телевизоре", только вряд ли чиновница рада такой популярности

И оборачиваясь назад, смотря на длинный путь от "бешеного принтера" к "новым реалиям", невольно задумываешься, а не "оговорочки ли по Фрейду" это? Массово "чпокать" граждан на законодательном уровне, конечно, не решат, а вот перейти всем на "макарошки"… Хотя макароны это же вредная еда, как и колбаса и газировка. Так что, видимо, придется их обложить дополнительными акцизами. А потом можно еще и про сахар вспомнить, а уж о хлебобулочных изделиях даже заикаться не хочется…

Учитывая законодательные инициативы про повышение НДС и налога для самозанятых, "макорошки" могут оказаться деликатесом. Да и вектор "государство вам ничего не должно" выглядит не таким уж невообразимым. Возвращаясь к " Окнам Овертона", алгоритм там простой: все начинается с "запуска" темы в общественное пространство. Чтобы "приучить" к теме нужно ее заявить, при этом негативная реакция – желательна и предсказуема. Общество не может долго жить с негативом, поэтому постепенно оно привыкнет к новой повестке. Тогда можно будет уже с ней работать, переводя из негатива в сомнения и даже, возможно, приятие.

Так что в следующий раз, когда политик выдаст очередной "мем", задумайтесь, стоит ли смеяться или готовиться к очередным законодательным инициативам?

Данная статья является исключительным оценочным мнением автора текста, в том числе в правдоподобности сведений изложенных в нем.

Читайте The Moscow Post на Яндекс-Дзен

Смотрите также:

Кому он не Кожемяко?

Кому он не Кожемяко?

Врио губернатора Приморья Олег Кожемяко пока еще выступает в роли Деда Мороза и закидывает регион кремлевскими подарками. А что будет после выборов?

12 Декабря, 18:32

Банковская "разбойница" Набиуллина

Банковская "разбойница" Набиуллина

Банковская сфера в России напоминает темный лес. Без фонаря в нем точно не пройти. По идее, фонарем мог бы стать ЦБ. Однако его глава Эльвира Набиуллина в этом, похоже, не заинтересована.

05 Декабря, 11:35

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика