Moscow-Post RSS
18 Июля 2018
 

Консервы по-сечински

Экс-супруга президента "Роснефти" Марина Сечина неожиданно увлеклась консервированием и начала покупать заводы по производству консервов. Хочет ли бизнесвумен спасти убыточные производства или у нее к консервам иной интерес?

Консервы по-сечински

Арбитражный суд Ростовской области признал банкротом ООО "Донской консервный завод" и постановил начать на предприятии конкурсное производство. Общий долг завода — 56,6 млн рублей.

Основные кредиторы - банки, у которых завод брал деньги для пополнения оборотных средств, сообщает корреспондент The Moscow Post.

В банкротство предприятия, занимающегося низкорентабельным производством, не было бы ничего необычного, если бы среди его кредиторов неожиданно не оказалась "дочка" крупнейшего итальянского банка Intesa Sanpaolo - "Банк Интеза".

Похоже, крах "Донского консервного завода" не был случайным и вскоре предприятие окажется в руках экс-супруги главы "Роснефти" Марины Сечиной. Только есть сомнения, что госпожа Сечина горит желанием накормить страну консервированными овощами.

От "Северного потока" до консервов

Intesa Sanpaolo давно и успешно работает в России. Но до банкротства "Донского консервного завода" его имя звучало в связи с крупными знаковыми для страны проектами. Так, в 2000 году банк стал одним из трех финансиство проекта "Голубой поток" - газопровода из России в Турцию по дну Черного моря. Сложил свои деньги Intesa Sanpaolo и в строительство газопровода "Северный поток".

В России Intesa Sanpaolo финансировал крупнейшие и знаковые проекты, вроде строительства газопровода "Северный поток"

Создав в 2003 году российский дочерний банк ЗАО "Банк Интеза", который стал первым в России банком со 100% итальянским капиталом, кредитная организация начала напрямую инвестировать в российский банковский. Причем на это Intesa Sanpaolo выделила около одной пятой части от объема кредитных ресурсов, задействованных банком для российских проектов. Также компания обслуживала более половины внешнеторговых сделок между Россией и Италией. А в 2015 году подразделение Intesa Sanpaolo - Banca IMI - занималось размещением еврооблигаций "Газпрома".

Как в этой солидной компании инвестиционных проектов Intesa Sanpaolo оказался скромный консервный завод из Ростовской области? Возможно, все дело в громкой и оказавшейся скандальной для банка истории с продажей "Роснефти"?

Нарушители санкционного режима

О том, что инвестиционным консультантом сделки по приватизации "Роснефти" выбран итальянский банк Intesa Sanpaolo S.P.A сообщалось в начале 2016 года. Итальянцев называли "головным банком" предстоящей сделки. Председатель совета директоров российской "дочки" банка Антонио Фаллико заявлял, что Intesa - давний партнер "Роснефти", в частности, они являются крупными акционерами итальянского производителя автошин Pirelli.

Но тут случилась неприятность – "Роснефть" и лично ее президент Игорь Сечин попали под санкции. И после завершения сделки по покупке 19,5% акций российской нефтяной компании, финансовые регуляторы в Италии принялись изучать вопрос, не нарушает ли Intesa санкционный режим в отношении России, предоставляя финансирование для покупки доли в "Роснефти"? Представителям Intesa Sanpaolo даже пришлось заявить, что деньг на сделку итальянцы не давали – все средства взяты у российской "дочки" банка.

После того, как глава "Роснефти" Игорь Сечин попал в санкционный список у его партнеров – итальянский банкиров начались проблемы

Словом, итальянцы оказались в щекотливом положении. А тут еще возникли вопросы по конечным бенефициарам сделки, которую стали называть непрозрачной. Основными покупателями акций "Роснефти" были швейцарский нефтетрейдер Glencore и суверенный фонд Катара (QIA), акции были переданы сингапурской компании QHG Shares Pte. Эту фирму, в свою очередь, контролирует британская QHG Investment, учрежденная QIA и компанией QHG Holding. Владельцами последней значатся и Glencore, и QIA, но в ней также есть третий участник — офшор на Каймановых островах, информация о котором публично не раскрывается.

Возможно, Игорь Сечин предложил помочь давним партнёрам выпутаться из сложной ситуации за небольшую услугу? Не в этом ли причина того, что "Банк Интеза" оказался среди кредиторов "Донского консервного завода", который внезапно обанкротился?

Бывших жен не бывает?

Конечно, самому Игорю Сечину какой-то консервный завод без надобности. Но у него есть бывшая жена, с которой глава "Роснефти", похоже, сохранил дружеские отношения. Злые языки, правда, уверяют, что расставание было фиктивным, но важно не это. А то, что после развода Марина Сечина стала не только одной из самых богатых женщин России, но и успешным предпринимателем. В конце 2013 года Сечина консолидировала акции ООО «Консалтэнергосервис» («КЭС») и ООО «Консорциум Энергопромфинанс», а через них получила доли в продавцах электроэнергии: 16,2% Архангельской сбытовой компании и 20% «Вологдаэнергосбыта». Затем 75% акций «Челябэнергосбыта» (ЧЭС) приобрели четыре компании, аффилированные с Мариной Сечиной.

В начале 2014 года бывшая супруга главы «Роснефти» приобрела 51% «Экзект партнерс груп», готовившей персонал к Олимпиаде. К слову, основатель и президент группы Exect Владимир Соловьев оценивал ее годовую выручку примерно в 500 млн рублей.

И вдруг Марину Сечину заинтересовало сельское хозяйство. Она стала совладельцем фирмы «Фобос», которая контролирует 51% ООО «Паритет», ставшего собственником компаний «Вологодская птица» и «Шекснинский бройлер». Вторая компания Сечиной в этой сфере, ООО «Темп», владеет 53% «Регионагросоюза», созданного для экспорта подсолнечного масла.

После развода Марина Сечина стала очень богатой женщиной и успешным предпринимателем

Любопытно, что «Вологодская птица» и «Шекснинский бройлер», на базе которых Марина Сечина создала агрохолдинг, арендуют производственные мощности у признанных банкротами (!) птицефабрик «Ермаково», «Вологодская» и «Шекснинская», в отношении которых открыто конкурсное производство.

Кстати, директора "Донского консервного завода Андрея Волкова подозревают в преднамеренном банкротстве. Он не предоставил суду ряд документов. Также установлено, что из состава предприятия была заранее выведена часть движимого и недвижимого имущества.

Деньги в консервных банках

Но продукцию с собственных ферм надо же как-то сохранить? И Марина Сечиина стала совладельцем компании по производству готовых и консервированных мясных продуктов ООО "Паритет Вятка".

Правда, эксперты засомневались, что это станет прибыльным делом. В строительство стандартного консервного производства мощностью 50–60 млн банок в год нужно вложить примерно 600 000 евро. А спрос на мясные консервы в последние годы в России сократился примерно на треть. Так что производство мясных консервов сейчас низкорентабельной и может окупиться минимум за 6–10 лет.

На что опять же злые языки говорят, что консервы интересуют Марину Сечину (и, возможно, ее бывшего мужа) совсем в ином смысле. А именно, как один из способов легализации теневых денег. Схема проста: фиктивнй развод, затем бывший супруг создает фиктивную фирму, призванную "отстирать" средства сомнительного происхождения. Такие фирмы часто выделяются из общего ряда тем, что демонстрируют невероятный рост в депрессивных и низкорентабельных областях экономики. Например, в производство консервированных мясных продуктов.

Видимо, бывшим супругам предстоит большая стирка, раз одного консервного производства Марине Сечиной оказалось мало. Впрочем, может, на экс-супругу главы "Роснефти" наговаривают, а на самом деле ею движет исключительно желание вывести убыточную отрасль в передовые?

Первая полоса Политика В мире Экономика Культура Спорт Происшествия Общество Авторская колонка

О газете Рекламный отдел
The Moscow Post — ежедневная информационно-аналитическая газета
18+ Сетевое издание The Moscow Post © Любое копирование, в т.ч. отдельных частей текстов или изображений, публикация и републикация, перепечатка или любое другое распространение информации, в какой бы форме и каким бы техническим способом оно не осуществлялось, строго запрещается без предварительного письменного согласия со стороны редакции. Допускается цитирование материалов сайта без получения предварительного согласия, с обязательной прямой, открытой для поисковых систем гиперссылкой на сайт (с указанием названия «Сетевое издание The Moscow Post») не ниже, чем во втором абзаце текста, либо сразу после заимствованного материала, при нажатии на которое осуществляется переход на сайт http://www.moscow-post.com
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика